Главная    |    Карта сайта    |    Контакты

Стариков Никита. Как оценить культурную политику?

14.05.2013

КАК ОЦЕНИТЬ КУЛЬТУРНУЮ ПОЛИТИКУ?


  В отношении смысла управления культурой есть две полярные позиции, которые в тех или иных вариантах существуют почти во всяком обществе. На одной стороне выступают преимущественно деятели культуры, постоянно отвергающие «вмешательство» государства или каких-либо «посторонних» институтов в культурное созидание. Вместе с тем, постоянно существовали различного рода регулирующие институты, направляющие культурную жизнь, что-то поощрявшие, что-то ограничивающие, а иногда и подавлявшие.

  Другая сторона, отмечает Б.С. Ерасов, подчеркивает, что государство для функционирования и развития культуры играет важную роль. Уже в силу обеспечения государством общесоциальных функций оно является важнейшей предпосылкой культуры, без чего общество оказывается во власти стихийного развития, действия локальных сил и местных интересов[1].

  Методологическая непроработанность многих важных для единого понимания данной темы аспектов во многом объясняется тем, что наука начала осваивать относительно недавно тему культурной политики. В современных организационно-правовых реалиях, начиная с 1990-х годов, предпринимаются попытки формулирования однозначной трактовки того, что такое культурная политика. Несмотря на то что само понятие прочно вошло в обиход, его конкретное содержание все еще остается неопределенным. Понятие «политика» определяет в своей основе сферу человеческой деятельности, в которой происходит борьба за власть. Сфера культуры, пожалуй, единственная сфера, где политическое противоборство не обречено на взаимное уничтожение борющихся сторон[2].

  Существует определение культурной политики как деятельности, связанной с формированием и согласованием социальных механизмов и условий культурной активности как населения в целом, так и всех его групп, ориентированных на развитие творческих, культурных и досуговых потребностей[3]. В качестве механизмов формирования и согласования условий культурной деятельности выделяются административные, экономические и демократические.

  А. Флиер рассматривает культурную политику как комплекс мер по искусственному регулированию тенденций развития духовно-ценностных аспектов общественного бытия[4].

  Размышляя о границах вмешательства государства в управление социокультурными процессами, А. Флиер еще 20 лет назад предложил прежде всего дифференцировать собственно культурную политику и оперативное управление текущими культуротворческими процессами как два разных уровня стратегии и тактики управленческой деятельности.

  Управление текущими культуротворческими процессами представляет собой комплекс оперативных действий по решению животрепещущих проблем существующих культуропроизводящих институтов, призванных обеспечить расширенное воспроизводство актуальных культурных форм в пределах финансовых средств, кадров, инструментария и технологий, имеющихся у государства на сегодняшний день.

  Собственно культурная политика (это определение представляется нам наиболее полным) – совокупность научно обоснованных взглядов и мероприятий по всесторонней социокультурной модернизации общества и структурным реформам по всей системе культуропроизводящих институтов как система новых принципов пропорционирования государственной и общественной составляющих в социальной и культурной жизни, как комплекс мер по заблаговременному налаживанию научного и образовательного обеспечения этих принципов, по целенаправленной подготовке кадров для квалифицированного регулирования социокультурных процессов завтрашнего дня, а главное – как осмысленная корректировка общего содержания отечественной культуры[5].

  На всех уровнях культурной политики основной задачей управления является создание условий, стимулирующих социально-культурную деятельность индивидов, социальных групп, учреждений, институтов культуры и досуга, способствующих решению социальных проблем, носителями которых являются различные категории населения. В этой связи результатом культурной политики является интенсивность и качество социально-культурной деятельности, ее вклад в решение проблем конкретных социальных групп, а развитие инфраструктуры выступает как средство совершенствования культурной жизни[6].

  Однако остается открытым вопрос – каким образом оценить эффективность управленческих действий в сфере культуры? Какое понимание культурной политики мы должны использовать при оценке? Какими критериями руководствоваться? Что более приоритетно для измерения: невмешательство власти в самоорганизацию культурной жизни или управление развитием инфраструктуры? И, наконец, самый главный вопрос – а возможно ли в принципе измерить эффект культурной политики?

  Обратимся к опыту города Белгорода и его Стратегии развития до 2025 года. Данный документ декларирует задачу «Сохранение и развитие культурно-исторического наследия» и в качестве индикаторов выполнения предлагает следующие:

1) удовлетворенность населения качеством предоставляемых услуг в сфере культуры;

2) доля населения, участвующего в платных культурно-досуговых мероприятиях, организованных органами местного самоуправления городских округов и муниципальных районов.

  Вполне понятно, почему представлен именно такой набор индикаторов – получение значений по ним не потребует дополнительных ресурсозатрат. Первый индикатор считается в рамках Мониторинга социального самочувствия Институтом муниципального развития и социальных технологий, второй – сугубо статистический показатель, с легкостью выводимый простым сложением.

  Кроме того, достаточно весомый сегмент объектов государственной культурной политики, казалось бы, не позволяет муниципалитету распространять на них свое управленческое воздействие. Так, например, банальный показатель посещаемости БГАДТ им. М.С. Щепкина или Белгородской государственной филармонии сегодня не является показателем муниципальной статистики, так как данные учреждения культуры подконтрольны органам государственной, но не местной власти.

  Однако когда социолог задает вопрос горожанину «Удовлетворены ли Вы качеством предоставления в городе услуг в сфере культуры?», тот ведь не станет разделять свои ощущения от посещения объектов государственного и муниципального подчинения. Его ответ будет представлять собой общее восприятие деятельности учреждений в отрасли.

  Также и показатель посещаемости не может быть однозначно «государственным»: ведь это не только результат деятельности государственного учреждения культуры, но и показатель сформировавшегося в городе культурного запроса.

  Гипотеза о необходимости усовершенствования оценочной базы в отношении результативности сохранения культурного наследия города привела нас к анализу существующих индикаторов с позиции их объективности. Результаты анализа позволили выявить риск появления мифов, следование которым со стороны органов местного самоуправления было бы ошибочным.

Миф первый. Чем выше уровень удовлетворенности населения, тем лучше.

  Велик соблазн приравнять культуру к другим отраслям социальной сферы и делать выводы о качестве управления ею по аналогии, например, со здравоохранением: если процент удовлетворенных растет, значит есть положительный результат. Однако в отношении культурной политики этот вывод не так однозначен. Порой высокая удовлетворенность культурным обслуживанием зиждется на упрощенных культурных запросах граждан, то есть на ориентации учреждений культуры на производство массовых, но не всегда качественных продуктов.

  Любопытно, что сегодня в городе Белгороде прирост значения удовлетворенности обеспечивается, в первую очередь, за счет респондентов с высшим образованием. Это обстоятельство следует оценивать как весьма благоприятное, поскольку оно косвенно свидетельствует о повышении уровня удовлетворенности посредством улучшения качества услуг учреждений культуры, но не за счет снижения культурных запросов.

  Еще один любопытный факт: для той категории белгородцев, чей материальный достаток ниже среднего, уровень удовлетворенности качеством предоставляемых услуг является очень низким.

  Таким образом, мы можем предполагать, что городская культурная политика не в полной мере выполняет функции нивелирования состояния общей неудовлетворенности у данной категории респондентов (рисунок 1).

pub2.jpg

Рис. 1. Неудовлетворенность белгородцев культурным обслуживанием в зависимости от уровня жизни[7]

  Анализируя зависимость, представленную на графике, можно сделать следующие предположения.

  С одной стороны, представленная тенденция отчасти может быть объяснена тем фактом, что малообеспеченные белгородцы гораздо в меньшей степени выражают удовлетворенность всеми условиями жизни в сравнении с более обеспеченными респондентами. Кроме того, малообеспеченные белгородцы могут не иметь материальной возможности соприкасаться с лучшими образцами городской культуры.

  С другой стороны, достаточно серьезный разброс в ответах заставляет нас предположить, что чем богаче белгородец, тем менее требователен он к качеству культурного обслуживания. Стало быть, культурные запросы богатых белгородцев находятся на низком уровне? Ответ на данный вопрос возможно найти исключительно в рамках детального обследования уровня культуры экономической элиты города Белгорода. Необходимость такого обследования особенно актуальна в силу того, что по его результатам станет возможным выявить ключевые факторы социальной аномии, о риске возникновения которой неоднократно предупреждала белгородская социология.

Миф второй. Массовость мероприятий напрямую формирует качество культурного обслуживания.

  Работа на приращение значений индикатора «Доля населения, участвующего в платных культурно-досуговых мероприятиях, организованных органами местного самоуправления городских округов и муниципальных районов» исходит из понимания того, что чем больше людей примет участие в мероприятиях, тем лучше. Ограниченность ресурсного обеспечения сферы культуры только усугубляет это понимание. Следовательно, органы местного самоуправления ориентированы, в первую очередь, на развитие массовой культуры. Между тем, камерные образцы городского творчества рискуют остаться без поддержки местных властей.

Миф третий. Мероприятия органов местного самоуправления по умолчанию обеспечивают сохранение и развитие культурно-исторического наследия.

  Индикаторы реализации Стратегии развития города Белгорода до 2025 года, как правило, являются мерилом результативности работы органов местного самоуправления. В отношении анализируемого критерия можно предположить, что работа органа управления сферой культуры безоговорочно признается результативной и не нуждается в измерении: ведь мы по умолчанию предполагаем, что любое платное культурно-досуговое мероприятие органов местной власти способствует решению задачи сохранения и развития культурно-исторического наследия города.

  Умозрительно и в условиях конкретных белгородских реалий, возможно, и нет повода считать иначе. Однако стратегический документ – это долгосрочный ориентир. Реалии могут измениться: с другим составом и уровнем квалификации исполнителей может возникнуть вопрос, так ли показателен индикатор участия населения в мероприятиях ОМСУ?

  В предупреждении появления подобных мифов мы сегодня видим одну из основных задач муниципальной науки. Важность этой работы вызвана миссией недопущения самоуспокоенности в управлении городом, о чем неоднократно говорит и глава администрации г. Белгорода в контексте изложения идей интеллектуального управления. По словам С.А. Боженова, интеллектуальная система управления городом – это «система новая, постоянно обновляющаяся, к которой не иссякает интерес со стороны как активных субъектов, так и рядовых потребителей благ»[8].

  Самоуспокоенность культурной политики чревата неконтролируемой трансформацией самой социокультурной системы: незаметным для органов управления переходом от одного типа антропосоциетального соответствия к другому.

  Переход от одного типа и формы общества к другому можно идентифицировать в условиях резкого нарушения существовавшего социокультурного баланса (закона)[9], что чаще всего является началом социетального кризиса[10], который может принять и системный характер, как это уже произошло в России в 1990-е годы. Ответом на такой кризис могут быть либо спонтанные действия масс, или же целенаправленные реформы сверху.

  Предупредить о трансформации социокультурной системы сможет только полная оценка результатов культурной политики органов власти. Такая полная оценка предполагает трактовку культурной политики не как управления культуротворческими процессами, а как совокупности научно обоснованных взглядов и мероприятий по всесторонней социокультурной модернизации общества (то есть трактовку, по А. Флиеру, в широком смысле).

  Широкая трактовка культурной политики позволит расширить базу индикаторов решения задачи по сохранению и развитию культурно-исторического наследия. Прежде чем вести разговор о конкретных элементах этой базы применительно к городу Белгороду, обратимся к первоочередным задачам Управления культуры администрации г. Белгорода как основного органа, реализующего направления единой государственной политики в области культуры и искусства. В числе этих задач, помимо указанной (реализация государственной культурной политики), значатся следующие:

- обеспечение сохранности, развития, общедоступности и использования культурного достояния города;

- создание условий для удовлетворения культурных, познавательных потребностей, обеспечения образовательного процесса в области культуры и искусства, информационного обслуживания жителей города через муниципальные учреждения культуры и искусства;

- проведение в жизнь новых наиболее прогрессивных форм культурной деятельности, создание и распространение в установленном порядке информации по вопросам культуры в любых формах, включая печать и другие средства массовой информации;

- обеспечение условий для стабильного развития и функционирования системы культурно-досуговых учреждений города;

- реализация кадровой политики в сфере культуры и искусства, участие в подготовке, переподготовке, повышении квалификации и профессионального уровня работников муниципальных учреждений культуры и искусства, управленческих кадров в сфере культуры[11].

  Анализ представленных задач вкупе с диагностикой основных направлений Стратегии развития города Белгорода до 2025 года позволяет выдвинуть предложения по учету дополнительных критериев эффективности муниципального управления в сфере культуры.

1. Диагностировать состояние культурного достояния города

  На данный момент в распоряжении муниципальной статистики есть только лишь понятие «культурное наследие города», объектами которого являются, главным образом, памятники истории и культуры. В то же время, напомним, положение об Управлении культуры города говорит о сохранности «культурного достояния». Культурное достояние не тождественно культурному наследию, ведь помимо материально измеримых объектов оно включает в себя и совокупности культурных ценностей – стало быть, особо значимых нравственных и эстетических идеалов, норм и образцов поведения, национальных традиций и обычаев, исторических топонимов, фольклора, художественных промыслов и ремесел, произведений культуры и искусства, результатов и методов научных исследований культурной деятельности и т.д.

  Определение понятия «городское культурное достояние» не может сводиться к категории историко-культурного значения объектов наследия. К культурному достоянию города должны быть отнесены не только памятники, но и иные особо значимые и ценные объекты культуры (произведения искусства, фонды и коллекции, объекты культурного наследия), а также организации культуры, творческие коллективы, деятели культуры, имеющие общероссийское значение.

  Если муниципальная статистика будет обладать данными по культурному достоянию города Белгорода, мы сможем оценить в динамике и его сохранность, и развитие, и общедоступность – главные, как видится, критерии работы органа управления сферой культуры городского округа.

2. Определить уровень культуры белгородского сообщества

  Исследование уровня культуры белгородцев в разрезе социальных групп крайне необходимо. В отсутствие такого исследования невозможно диагностировать характер существующих культурных запросов. Мы должны понимать, насколько белгородской культуре свойственны черты общества потребления, насколько ярко распространены в городском социуме ценности культуры упрощения жизни (дауншифтинга или, по Л.Н. Толстому, опрощения), насколько велики различия в базовых ценностях у разных социальных групп. Только обладая этой информацией, возможно будет оценить вес индикатора «удовлетворенность населения качеством предоставляемых услуг в сфере культуры».

3. Проводить контент-анализ средств массовой информации в отношении освещения культурной жизни города

  Городские события в области культуры и искусства получают свое информационное освещение как в муниципальной прессе, так и в независимых источниках. При этом интернет-ресурсы предоставляют возможность получать обратную связь от потребителей культурных услуг. В связи с этим необходимо средствами кабинетных исследований замерять:

а) количество и характер освещаемых информационно акций, происходящих в культурной жизни города, независимо от субъектов их организации;

б) масштаб информационного сопровождения каждого события культурной жизни;

в) представительство учреждений культуры города в информационном освещении отрасли;

г) характер реакций на происходящие события со стороны как средств массовой информации, так и общественности.

  Специфика управленческих отношений в сфере культуры определяет ограничения властного вмешательства в социокультурные процессы. И прежде всего тем, что помимо органов власти к субъектам управления культурой относятся и негосударственные институты. Было бы ошибкой ограничивать понимание субъекта лишь одним государством и органами его управления. Субъект, осуществляющий (реализующий) культурную политику, это в первую очередь само же общество, лишь корректируемое государственными и муниципальными инстанциями. Будучи одновременно и объектом и субъектом культурной политики, общество действует как самоорганизующаяся и саморазвивающаяся социокультурная система, непрерывно адаптируясь к изменяющимся условиям бытия (изменением своих культурно-ценностных ориентаций, во многом стимулирующих и изменение утилитарных социальных потребностей, определяемых не в последнюю очередь соображениями социальной престижности, моды, идейно-ценностными установками и т. п.)[12].

  В функции культурной политики не входят задачи общей социокультурной регуляции жизни людей, формирование обычаев и нравов, непосредственное художественное творчество, руководство деятельностью творческих союзов и т.п. Управление культурой на уровне органов власти должно в основном моделировать механизмы естественно протекающего цивилизационного процесса, действовать в рамках его социальных законов и лишь стимулировать ускоренное развитие общества в том направлении, в котором оно и само по себе объективно движется[13].

  Разумеется, подавляющая часть многообразных процессов культурного бытия общества протекает стихийно, подчиняясь лишь глубинным законам социальной самоорганизации людей в их коллективной жизнедеятельности. Вместе с тем отдельные составляющие этого комплексного процесса поддаются разумному и целенаправленному регулированию (стимулиро ванию одних тенденций и свертыванию других и т.п.), осуществляемому с позиций видения и понимания стратегических путей, по которым движется данная цивилизация.

  Видеть и понимать, в каком направлении развивается культура белгородского сообщества, призваны органы местного самоуправления. И при всей сложности и многоуровневом характере решения этой задачи нам не следует предаваться соблазну упрощать ее измерение, ссылаясь на всеохватность управляемого объекта.

  Несомненно, эффект от попытки полнее измерить реализацию государственной культурной политики на местах спрогнозировать вряд ли удастся: сегодня нет соответствующего прецедента. Однако очевидно другое: отказ от такой попытки влечет за собой диктат потребностей населения города в сфере культуры и искусства. Нет никакой гарантии, что эти потребности с каждым годом будут все более высокого порядка.




[1] См.: Ерасов Б.С. Социальная культурология. М., 2000. С. 304-331.

[2] Иванова Е. Л., Каткова Л. П. Программирование в культуре как механизм реализации культурной политики // Ориентиры культурной политики / Инф. Вып. 3. М., 1994. С. 56.

[3] Диагностика социокультурных процессов и концепция культурной политики / Отв. ред. А.Ф. Суховей. Свердловск, 1991. С.78

[4]Флиер А. О новой культурной политике России // Общественные науки и современность. – 1994. – № 5. – С. 34.

[5] См.: Флиер А.Я. Культурология для культурологов. М., 2002. С. 143.

[6] Там же.

[7] Данные Мониторинга социального самочувствия населения города Белгорода. Исследование проведено МАУ «Институт муниципального развития и социальных технологий» в 2012 году. Выборочная совокупность N=1800 респондентов.

[8] Боженов С.А. Повышение конкурентоспособности города через развитие системы интеллектуального управления // Управление городом: наследие В.И. Вернадского и современная управленческая мысль. Сб. матер. IV Междунар. науч.-практ. конф. (20-21 декабря 2012 г.) Белгород, 2012. С.13.

[9] Анализируя социокультурный подход к анализу общества, Н.И. Лапин формулирует ряд познавательных принципов, помогающих сформировать современное представление об обществе как целостной социокультурной системе и более глубоко осмыслить проблемы управления социокультурным развитием. К этим принципам он относит принцип социокультурного баланса, который предполагает равновесие между культурными и социальными компонентами как условие устойчивости общества.

[10] Разные исследователи дают свои формулировки в отношении этого процесса. Так, у Н.И. Лапина встречается понятие «социокультурный кризис», у А.С. Ахиезера – «социокультурный раскол».

[11] См.: Об утверждении Положения об управлении культуры администрации города Белгорода: решение Совета депутатов г. Белгорода от 26.09.2006 №342 (ред. от 29.03.2011) // Справочно-правовая система «Консультант-плюс».

[12] Ветрова Н.К. Государственное управление сферой культуры региона (функциональный анализ): Дис. … канд. социол. наук. Екатеринбург, 2004. С. 31.

[13] Там же. С. 32.



ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Яндекс Livejournal Liveinternet Mail.Ru

Возврат к списку

Комментарии (6)

isiahedouaKt, 08.02.2016

Assolutamente d'accordo con lei. Mi piace questa idea, sono pienamente d'accordo con te.
<a href="https://medium.com/@999brands">isiahedouaKt</a>;


alfKt, 13.02.2016

der MaГџgebliche Standpunkt, neugierig.
<a href="https://twitter.com/999tovarov">alfKt</a>;


pamelaKt, 09.03.2016

Im Vertrauen gesagt, versuchen Sie, die Antwort auf Ihre Frage in google.com zu suchen
<a href="https://twitter.com/fastlee9">pamelaKt</a>;


kristyanSi, 21.03.2016

Thanks a lot for sharing this with all of us you actually know what you are talking about! Bookmarked. Kindly also visit my web site =). We could have a link exchange arrangement between us!
<a href="https://twitter.com/ordjonikamihee1">kristyanSi</a>;


rasheemSi, 28.03.2016

peut combler la lacune...
<a href="https://twitter.com/good_choise">rasheemSi</a>;


dameonSi, 03.04.2016

Ich bezweifle daran nicht.
<a href="https://twitter.com/LeeBarands">dameonSi</a>;